Быть толерантным – выбор каждого, но не каждый делает правильный выбор

Толерантность как проявление воспитанности нужно прививать с самого детства. А если в детстве не было проведено соответствующих мер, то и во взрослом возрасте тоже. Ведь часто именно от старших, казалось бы, мудрых, исходит проявление дискриминации в отношении и ЛГБТ-общин, и не только. Тогда бы не возникало тех проблемных ситуаций, которые происходят сейчас.

В нашей стране понятие толерантности обрело немного иное, ограниченное значение. Оно заключается лишь в соблюдении основных норм этикета, уважительном отношении друг к другу, оказании помощи и поддержки в разных ситуациях. Но мы забываем об истинном значении этого слова, а именно «терпимости к иному мировоззрению, образу жизни, форме самовыражения, поведению и обычаям».

Толерантность – настоящее испытание для нашей терпимости. Ведь нередко нам на пути встречаются люди с другими жизненными взглядами, идеологией, внешностью, но мы не слишком агрессивно реагируем на эти отличия. Тогда почему же такой атаке подвергаются люди, живущие с ВИЧ, трансгендерные личности, гомосексуалисты или люди с инвалидностью?

Ответ не так уж и прост. Он не лежит на поверхности, а кроется внутри нас самих. Поскольку только мы сами можем изменить свое отношение к проявлениям идентичности, отличной от нашей. И тогда, кто знает, мы перешли бы на новый этап восприятия всего общества и страны в целом, более гуманный и толерантный.

Вы никогда не задумывались: а что, если к вам в один прекрасный момент подойдет ваш сын или дочь, и скажет, что он/она чувствует себя принадлежащим к другому полу? Или если ваш сын признается, что ему больше нравятся парни, а ваша дочь вдруг заявит, что она лесбиянка? Представили? Тогда каковы будут ваши действия? Видите, вы в замешательстве. Ведь только проецируя данную ситуацию на собственную жизнь, можно реально осознать масштабы этой проблемы.

В такую ситуацию попадали и наши герои, столкнувшись с непониманием со стороны родителей, близких и друзей:

«Себя я поняла очень давно. В 9 лет я уже полностью призналась своим родителям. Это был очень долгий и сложный этап понимания меня родителями. Мы очень долго ругались, потому что моя семья довольно строгая – мой папа полковник, ему очень сложно было осознать, да и наверное он до сих пор не принял…» – Кира Строгетских, дизайнер, трансгендерная личность.

«Я долго себя готовил перед тем, как признаться маме, думал уже и смс-ку отправить и записку оставить. Мне было 18 лет, и у меня тогда завязались отношения с одним молодым человеком. И мама сама начала что-то подозревать. Я стал приходить домой поздно ночью, а мама начала задавать вопросы, я отнекивался, что меня задержали на работе. Потом я пришел домой рано утром и она спросила – «ну что, у кого ты ночевал?»  – Я сказал, что у подруги. А она ответила – «я по запаху мужского парфюма слышу!»

И тогда я рассказал ей обо всем. У нее был шок. Я сказал, чтобы она подумала над этим, а сам минимально собрал вещи  и съехал. Она три недели со мной не контактировала вообще, хотя до этого она могла мне 15 раз за день позвонить. И только спустя три недели от нее раздался звонок…» – Роман Лексиков, представитель ЛНБТ-общины, гражданский активист, правозащитник, гомосексуал.

«О своем ВИЧ-позитивном статусе я рассказала в Фейсбуке, перепостила потом все это во В Контакте, где были все мои нынешние и бывшие одноклассники, в общем, вся моя тусовка. Я тогда очень боялась, что приду в школу, и меня побьют, мне было страшно. Я училась на индивидуальном образовании, но когда я пришла в школу  на урок и ко мне подошла девочка, то сказала «спасибо тебе, что ты поменяла меня», мне было очень приятно. Я поняла, что половина моих одноклассников не зашла и не прочитала об этом. Я поняла,  что если ты сам себя ущемляешь, если у тебя есть какая-то внутренняя проблема, то проблема будет и у тебя снаружи. И как раз тогда я начала открывать свой статус, и начала говорить об этом всем», – Яна Панфилова, основатель молодежного движения «Teenergizer», ВИЧ-позитивная.

Но, несмотря на тягости, которые удалось пережить этим людям в связи с их «отличием» от других, они пронесли этот груз с гордо поднятой головой. Забыв колкости своих обидчиков, они помогают людям решать свои проблемы, занимаются спортом, работают и достигают успеха.

Эти молодые люди поделились тем, как они боролись с нетолерантным поведением в обществе:

«И в школе, и в Академии после школы я вела абсолютно нормальную жизнь. Приятели были, непонимающие люди тоже были. Вообще я сталкивалась с девочками, которые любили и гнобить, унижать, оскорблять. У меня такого нет. Я со всеми своими обидчиками старалась разговаривать. Когда мне кто-то угрожал, я говорила, что убив меня, назавтра убьют тебя, но это другое, но давай сначала поговорим. Мы с ними разговаривали и я доносила до человека, что я просто физически не могу им противостоять, а ущемлять себя из-за того, что они меня не понимают, я не собиралась», – Кира Строгетских, дизайнер, трансгендерная личность.

«У меня был такой эксперимент, когда я приходила в какую-то кафешку, то общалась с людьми. И когда у меня просто спрашивали «чем ты занимаешься», я отвечала – ну, я живу с ВИЧ. Многие говорили «а ты что умрешь?» Я отвечала, что нет, есть терапия, и я ее пью, и на таком личном примере я меняла этих людей, и до сих пор их меняю», – Яна Панфилова, основатель молодежного движения «Teenergizer», ВИЧ-позитивная.

«Даже несмотря на некую толерантность в обществе, все равно есть какое-то внутреннее, а может иногда и внешнее ненарочное проявление гомофобного поведения. Как бы общество толерантно не относилось, но все равно ты смотришь в окно и видишь только гетеросексуальные пары, в кино ты тоже видишь гетеросексуальные пары и в книгах читаешь о гетеросексуальных отношениях. А комьюнити-центры – это какое-то определенное пространство, где ты чувствуешь себя нормой в социальном понимании этого слова. В них я бываю раз в неделю, потому что это очень важно – почувствовать себя социально нормализированным», – Роман Лексиков, представитель ЛГБТ-общины, гражданский активист, правозащитник, гомосексуал.

Многие из этих ребят достигли в своей жизни намного большего, в отличие от людей, проявляющих нетолерантное поведение в их сторону. Иногда даже складывается впечатление, что это единственное, чем они могут похвастаться. Друзья, поверьте, что оскорбляя и унижая чей-то способ самовыражения и поведения, вы не повысите свою самооценку, а наоборот понизите уровень своего морального естества.

Несмотря на свой молодой возраст, эти девушки и парни уже добились огромных высот каждый в своей отрасли. Так, Яна Панфилова занимается тем, что помогает другим принять  и понять ВИЧ. Для этого она основала молодежное движение «Teenergizer», которое  преследует цель создания общества, свободного от дискриминации во всех сферах, включая ВИЧ.

Яна занимается активной общественной деятельностью, проводит различные акции и мероприятия, посвященные проблеме ВИЧ, начиная от причин, по которым нужно пить терапию и заканчивая общением, которого так не хватает ВИЧ-позитивным подросткам.

Кира Строгетских – известный дизайнер в Киеве, занимается моделированием одежды, и просто красавица.

Незрячий украинский триатлонист Василий  Закревский, неоднократно завоёвывавший почетные награды, как на всеукраинском, так и на всемирном уровнях, ведет беговой клуб для незрячих и людей с плохим зрением Guide Runner, где люди бегают за веревку с видящим человеком. Также он основал проект «Вижу надежду», где незрячих обучают компьютерной грамотности и GPS-навигации, чтобы не заблудиться. Группа называется аббревиатурой «ОНЛАЙН» – организация незрячих людей, активных и независимых. Кроме того, Виталий владеет техникой точечного массажа, говорит, что спорт и массаж неотделимы друг от друга.

Роман Лексиков окончил философский факультет КНУ им. Т. Шевченко. Занимается научной деятельностью, защищает права ЛГБТ-активистов на законодательном уровне. Мечтает поступить в один из зарубежных вузов.

Эти ребята не только заслуживают уважения и похвалы, но и способны стать примером для подражания в качестве символа веры в себя и свои возможности, несмотря ни на что.

Текст підготовлено ресурсом а результатами проекта “Журналістика толерантності”, організованого МДФ за підтримки “Інтерньюз-Україна” в рамках програми “У-Медіа.